Родион Газманов

«Больше всего мы развиваемся тогда, когда не получаем то, что хотим»

Родион, вы родились в семье певца и композитора Олега Газманова. Чем было особенно ваше детство?

Мое детство было особенным в первую очередь потому, что отец часто ездил на гастроли и периодически брал меня с собой. Когда ты растешь в музыкальной семье, это накладывает свой отпечаток. Первую дозу музыки я получил как раз тогда, когда отец впервые взял меня на гастроли. Я понял, что я хочу ездить, хочу выступать и быть причастным к этому удивительному музыкальному миру. Собственно, так и получилось.

Вокалу вас обучал отец? Исполняли ли вы его песни?

Вокалу я учился в музыкальной школе. Отец, безусловно, внес свою лепту: я исполнял его композиции, так как других у меня не было. «Люси», «Танцуй, пока молодой», «Карапузы» — все эти песни написал отец. Да я ещё до того, как стал их исполнять, напевал песни папы. Даже была такая примета: если я хожу и напеваю песню, значит, она будет хитом!

Впервые вы вышли на сцену в четыре года с песней «Ямайка». Это был детский конкурс? Какие воспоминания сохранились?

Да, это было так. Только это был не детский конкурс. Когда я пришел в музыкальную школу, сказал, что мой папа — музыкант. Меня попросили исполнить песню, я спел «Ямайку». Отец пел её в составе группе «Галактика». С этой песней я вошел в состав музыкального коллектива «Поющие горошины» в Калининграде, и как раз эту песню я исполнял на концертах.

Через год вы уже обучались в музыкальной школе по классу фортепиано. Это было вашим желанием? Почему именно фортепиано?

А я не видел альтернативы. Мне сказали, что буду учиться играть на фортепиано, и я начал учиться. Но это было не через год, а уже в Москве. Когда меня отдали в музыкальную школу, мне было 6 лет.

О вас узнали в 1987 году, когда вы выступили в программе «Утренняя почта», вела которую Алла Пугачёва. С какой песней вы выступали? Волновались?

Это была песня «Люси» и в программе показали клип на неё, который мы, естественно, сняли заранее. Я не волновался, рядом с Аллой Борисовной чувствовал себя спокойно. И дело не в том, что я не знал, что она звезда. Просто детям абсолютно всё равно, кто стоит рядом. Для них не существует таких авторитетов, как для взрослых. Это уже потом, когда начинаешь разбираться в окружающем мире, появляется стеснение рядом со знаменитостью. Но на тот момент у меня такого не было.

У вас, как и у многих подростков, был такой период, когда голос ломался. Как удалось  пройти этот период? Могли бы вы поделиться своими рекомендациями с нашими читателями?

На момент, когда у меня ломался голос, я уже не пел. Отец тогда занимался собственной карьерой, и у него уже не было времени на меня. Я думаю, что с минимальными потерями мутацию поможет преодолеть пауза и хороший фониатр.

Какой момент вашей жизни вы бы могли назвать личным становлением?

Это происходит всю мою жизнь. Больше всего мы развиваемся тогда, когда не получаем то, что хотим. У меня было несколько таких моментов. Например, лишение меня карманных денег, когда мне пришлось идти зарабатывать самостоятельно. Неудачные концерты — когда зал не собирался, или я не мог раскачать публику. Когда ты чего-то не получаешь, ты чему-то учишься. Я просто делаю выводы. Человек, который говорит, что он всегда успешен, либо врун, либо просто не понимает, где ему не везёт. Мы всю жизнь продолжаем учиться и преимущественно на своих собственных ошибках.

В студенческие годы вы организовали собственную музыкальную группу «ДНК», начали выступать в клубах. С какими сложностями сталкиваются начинающие звёзды эстрады?

Например, с отсутствием концертов и продвижения. Группа «ДНК» появилась 20 лет назад. Сегодня материал продвинуть легче, например, в соцсетях. Если ты смог там зацепить аудиторию, то, считай, сцена у тебя в кармане. Так же это помогает очень правильно искать и нащупывать своего зрителя, свой репертуар, своё направление.

В 2003 году у вас состоялся первый сольный концерт. Поддержал ли на тот момент вас папа?

Это не был первый сольный, а первый большой концерт. Мы тогда выступили в Питере, собрали тысячный зал в ДК «Газа». Я тогда вообще не понимал, как должны строиться концерты, как это должно происходить. Поэтому он был странный. Но питерская публика приняла нас хорошо, и это был великолепный опыт.

В 2012 году вы полностью посвятили себя музыкальной карьере, а спустя год вышел ваш первый альбом «Противофазы» из 13 песен. Кому бы вы хотели выразить благодарность сейчас?

Все благодарности я выразил на обложке альбома. Я очень благодарен своему другу и бывшему гитаристу Вове Андреевскому, с которым мы много гастролировали, и в компании которого я написал очень много песен. Так же есть большая благодарность девушке, из-за которой я написал большую часть композиций этого альбома. Ведь самый лучший период для творчества когда не все хорошо в романтических делах, когда разваливаются отношения, когда вы расстаетесь. И большая часть песен этого альбома была написана именно под этими эмоциями. Это в очередной раз доказывает: что бы с нами ни происходило — всё к лучшему!

Через некоторое время вы стали активно принимать участие в различных телепроектах «Точь-в-точь», «Голос»… Для вас это больше развлекательные шоу или есть момент продвижения и развития внутри и за пределами проекта?

Да, это замечательные проекты, и я благодарен Первому каналу за то, что меня в них пригласили. «Точь-в-точь» вообще сделал из меня артиста! Это невероятно крутой тренинг, как работать на сцене. И так как у меня в принципе не было уроков сценического мастерства или уроков сценической подачи, то вот именно там я начал понимать, что я делаю на сцене. Отработав сезон в проекте «Точь-в-точь», я осмелился и пошел на «Голос», куда меня тоже приглашали еще со 2-го сезона, но я не шел, так как не был к этому готов. В «Голосе» я продержался два этапа, а потом Григорий Лепс выбрал Витольда Петровского, с которым я как раз схлестнулся на сцене. Я вернулся в гастрольную деятельность не без облегчения. Потому что на тот момент у меня были расписаны гастрольные туры, и стоял выбор: оказываться от тура или отказываться от «Голоса», тем самым нарушать условия контракта и получать кучу штрафных санкций. Поэтому такой исход был для меня самым лучшим. Да и для команды Григория Лепса тоже. Ведь наставники подбирают себе артистов, подходящих им по формату, и соответствующих им для дальнейшей работы в продюсерских центрах. А меня на тот момент было бы сложно продюсировать.

С 2017 года вы участник благотворительного фонда «Старость в радость». Расскажите про ваши проекты в фонде.

Это благотворительный фонд, в который я пошел, вдохновившись примером Лизы Арзамасовой. Мы вели с ней несколько мероприятий, и она рассказала мне о благотворительной деятельности. Фонд занимается огромным количеством дел, в том числе сбором и направлением средств на поддержку одиноких пожилых людей. Финансируются дома престарелых, организуется помощь на дому и реализуются проекты долгосрочного ухода. Одно из направлений деятельности фонда — волонтерство. Это то, чем мы с Лизой и занимались. Карантин приостановил эту деятельность на время. Но к тому моменту я уже принял участие в одном из мероприятий: фонд организовал праздник для бабушек и дедушек. Мы сделали большой концерт, попили чай, подарили подарки. Самой эмоционально сложной частью поездки была та, когда мы ходили по палатам к людям, которые сами не могли прийти на концерт. Тогда я понял, что мне это важно. За три года мы совершили огромное количество выездов с фондом в дома престарелых, причем мои музыканты ездили со мной по зову сердца. И пусть делая это мы не меняли мир в одночасье, но мы чувствовали, что совершаем что-то хорошее. Хоть это и капля в море, но она делает мир теплее.

Родион, вы ведь ещё и актёр театра. Как началась ваша театральная деятельность? Чему новому пришлось научиться?

Моя театральная деятельность началась в 2013-2014 годах в Калининграде, когда местный актер и драматург Андрей Ковалев предложил поставить вместе с ним спектакль. По сюжету два друга, отправив свои вторые половинки в театр, встретились в буфете и разговорились «за жизнь». Это был хороший опыт, это было интересно и даже приносило какие-то деньги. Но постоянно ездить в Калининград у меня возможности не было. Кроме этого, я периодически принимал участие в спектаклях в качестве гостя, в частности в спектакле Лизы Арзамасовой «Через постель». Поэтому когда меня спрашивают, как я попал к Лизе Арзамасовой, я шучу, что через постель. Лиза пригласила меня на премьеру. Суть постановки в том, что в какой-то момент спектакля гость оказывается посреди сцены на кровати. И выясняется, что Лизе всё снится: зрители, обстановка, гость. И этот гость каждый раз новый, он поет, что-то рассказывает. Это великолепный спектакль, я потом много раз был на нём уже в качестве зрителя. Каждый раз это новые эмоции, интересная философия и необычная постановка. Также недавно я принял участие в иммерсивной постановке «Зумер». Это московский детский проект, смысл которого в том, чтобы рассказать, что не надо сильно залипать в гаджеты. В этом проекте собрались ребята из самых разных театральных студий по всей России. И для них было совершенно неожиданным оказаться на сцене с театральными артистами. Там были ребята из «Голоса», артисты мюзиклов. Мы за один день сыграли три спектакля! Это выматывает, но было интересно.

Чем бы ещё вы хотели поделиться с читателями нашего журнала? Возможно, у вас есть совет для будущих звёзд…

Когда меня приглашают выступить в какой-то музыкальной студии, и в зале сидит некоторое количество начинающих артистов, общение с ними я начинаю с вопроса: «Что самое главное для артиста?». Все отвечают по-разному: голос, хорошие песни, талант, продюсер, директор, внешность. И это всё правда, всё это важно. Но самое главное — работоспособность. Это то, без чего артист не состоится и то, что есть далеко не у каждого. Это качество надо развивать, нужно уметь договариваться с собой, чтобы настраивать себя на работу. Чем больше у тебя возможностей, тем больше искушений праздно проводить свое время. Свой талант надо развивать, иначе он зачахнет. Всем удачи, успехов и больших побед на этом сложном, но увлекательном пути, который вы для себя выбрали.

Добавить комментарий