Карина Купер

«Мне очень нравится нести свой опыт в русскую культуру»

Карина, ты родом из Саратова, живёшь в Лос-Анджелесе. Как так сложилось, что ты оказалась в США?

Америка всегда была моей мечтой. Я смотрела американские фильмы, была вдохновлена американской музыкой, стремилась петь на английском, выросла с такими артистами как Уитни Хьюстон, Кристина Агилера, Мэрайя Керри. Западный мир меня манил, но я не думала, что когда-нибудь буду жить в США. Когда была студенткой четвертого курса академии, появилась возможность поехать по программе обмена студентов, и я её не упустила. Мне было 19, поехала, по сути, в никуда. Но мне очень важно было увидеть эту страну, понять её культуру и потрогать этот воздух, пощупать землю, откуда произрастают эти гениальные песни, вокалисты, артисты. Когда я оказалась в США, почувствовала себя как дома и хочу в этой стране развиваться. Первой географической точкой был Нью-Йорк, где я провела два года, но потом подписала контракт с лейблом, стала летать в ЛА на записи и влюбилась в пальмы, солнце, решила переехать именно туда. С 2012 года я резидент штата Калифорния и живу в Лос-Анджелесе.

Расскажи про своё детство. Ты из музыкальной семьи?

Мои родители — классические музыканты, мама скрипачка, папа кларнетист. К сожалению, я выросла без отца, но, как говорит мама, музыка у меня в генах. С двух лет выступала в театре оперы и балета и выросла, окружённая оперной и симфонической классикой. Детство прошло с бабушкой, которая привела меня в музыкальную школу. Сначала играла на фортепиано, потом взяла второй инструмент — арфу, пела в хоре, занималась балетом более семи лет. Очень активный ребёнок, у которого практически не было детства, это были кружки, студии, гимназия с углубленным изучением английского, математики и информатики.

Тебе нравились хиты Уитни Хьюстон и Мэрайи Кэри, ты понимала, что хочешь петь на английском языке и решила переехать в Соединенные Штаты. На твоём опыте, в России востребовано исполнение только на русском или также приглашают артистов, которые поют на английском и других иностранных языках?

Сейчас мир очень свободный и музыка — это нечто большее, чем категория языка или какой-то культуры, и артист сам выбирает, на каком языке петь. Зависит это от его аудитории и оттого, насколько исполнитель понимает, кто его слушатель. Мне кажется, если артист русскоязычный и при этом поёт на английском языке — это очень классно, потому что важно петь сначала на родном языке, а потом изучать другие языки.

Моё стремление к исполнению на английском было связано именно с тем, что мне безумно нравилось искусство пения, и я тянулась за эрой конца 90-х, начала 2000-х, эрой див, когда очень сложное вокальное мастерство было в топе. Эта музыка меня так влекла, что я не видела интереса в пении по-русски. Сейчас изменила своё отношение и считаю, что язык — это некий инструмент, музыка универсальна и язык артист выбирает только сам. И так как западная культура влияет на развитие англоязычных трендов, то англоязычная музыка всегда будет в топе, всегда будет востребована. С момента как я уехала из России, англоязычный материал стал ещё более востребован на русскоязычном маркете.

Первое время в Америке ты выступала в русском ресторане и жила в комнатушке над ним. Это было уже после окончания студенческой программы? Удавалось ли обеспечивать себя?

Да, это было сразу после получения высшего образования в Москве. Первые мои шаги в Америке были связаны с выживанием и работой, которой мне не хотелось заниматься — петь в русских клубах. Мне казалось, что это большой откат, но подобный опыт дал мне понимание аудитории и того, как видят и слышат меня люди в зале. Поначалу было тяжело с финансами, приходилось во всём себя ограничивать, так как приходилось платить за аренду жилья, за еду, за передвижения с учетом того, что Америка очень дорогая страна. Денег не было вообще, но оставалось стремление заниматься творчеством и выйти на другой уровень, где я бы могла отдать себя тому, ради чего я приехала и прошла путь иммиграции. Первые три-четыре года было очень тяжело, но это закалило и сделало из меня очень цельного человека.

Переехав в Лос-Анджелес, ты попала в русский джаз-бенд, выступала в джазовых клубах, исполняя на сцене каверы в стиле соул, R&B и американский поп под псевдонимом Cooper Phillip. На тот момент, музыка уже стала основной твоей деятельностью?

Не совсем верная информация. Псевдоним Cooper Phillip возник параллельно джаз-бенду, в котором я выступала под своим именем. Музыка всегда была основным видом моей деятельности, я никогда не работала никем, кроме музыканта, просто сначала это были русские клубы, потом независимый джазовый проект с оригинальной авторской музыкой, там не было каверов, а были авторские произведения и джазовые стандарты. Параллельно я начала писать свою музыку и развивать свой бренд Cooper Phillip.

Как рождались твои первые авторские песни, среди которых синглы «Жар-птица» и «Дай мне слово»?

«Дай мне слово» — песня, которая была куплена для меня, я её не писала. Экспериментировала со стилем, мне очень нравился R&B. Песня «Жар-птица» тоже была написана для меня, я корректировала мелодию и была первым исполнителем, песня завирусилась, её поют на телевизионных проектах, на вокальных конкурсах по всей России. Песня никогда не продвигалась, в неё не вкладывались деньги, но её любят, и приятно знать, что она так запала в душу людям.

Сейчас ты сотрудничаешь с такими мировыми звёздами как Tom Jones, Eric Benét, Dave Koz… Как удалось начать работать с известными представителями поп культуры?

Всё получилось само собой, как бы случайно. Началось со студийной работы и знакомств. Я начала ходить по студиям и записываться вначале как демо-вокалист, потом меня начали узнавать и после уже начала делать свои концерты. На мероприятиях я пересекалась с разными артистами и таким образом встретилась со всеми звездами, с которыми потом удалось поработать. Лос-Анджелес — это большая деревня, где все люди пересекаются в рабочих сферах, в студиях и на живых концертах.

После невероятного прорыва трека «Not perfect» ты была приглашённым гостем в популярную программу Good morning Las Vegas. Что представляет собой эта программа и как прошли съёмки?

В программу меня пригласили по онлайн-конференции. Я была в прямом эфире программы «Доброе утро, Лас-Вегас», меня представили большой телевизионной аудитории, это было моё первое появление на национальном телевидении. Всё было очень быстро и волнительно. Мне очень понравилось, это было круто!

Позже ты училась у Николаса Купера, который ставил вокал Селин Дион и Бейонсе. У вас одинаковые фамилии, вы случайно не родственники?

К Нику я попала совершенно случайно. Мы не родственники — однофамильцы. Ник очень много дал мне в плане работы со зрителем, объяснил про актёрскую подачу вокала, рассказал про техники ментального освобождения на сцене и возможность экспрессии через звук. Очень неординарный подход и очень крутой опыт.

Ты занялась продюсированием и преподаванием, набрав целый класс будущих певцов. Среди твоих учеников только русские или ты преподаёшь для всех?

Я работаю с большим количеством людей разных национальностей. Мне очень нравится нести свой опыт в русскую культуру, ведь помню, насколько сложно было мне без навыков и знаний. Поэтому сейчас хочу упростить этот путь для других, дать необходимые инструменты ребятам, живущим и развивающимся в России, для того, чтобы они имели возможность как можно скорее выйти на международный уровень вокала и артистизма.

Постепенно ты разработала и собственную методику обучения, основанную на биофонике и мелизматике, которая с годами выросла в настоящую школу. В чём особенность твоего подхода?

В школе я соединяю три очень важных для меня элемента: работа с телом, как телесный прогрев, работа с фонационным дыханием — биофоника, совершенный звук, и работа с западным звуком, однородностью позиции и, конечно же, с мелизматикой. Особенность заключается в том, что всё это звенья одной цепи, заниматься только звуком без дыхания и телесного прогрева не эффективно. И это путь длиною в жизнь. С помощью этой методики удалось выработать системность занятий, где люди, применяя короткое время эту методику, достигают потрясающих, взрывающих мозг результатов.

Биофоника — наука о дыхании была полезна и тебе, ведь благодаря ей ты смогла дышать свободно и избавилась от астмы. Какие упражнения помогли тебе?

Я не могу сказать, что биофоника — просто набор упражнений. Это целая методика по дыхательной диагностике. Просто проделав несколько подходов, сессий в диагностике и выравнивания цикличности дыхания, в работе с дыхательным центром мы достигаем концентрации и контроля в этом процессе. Организм будто бы привыкает к такому пути дыхания, и мы уже не нуждаемся ни в каких упражнениях, а перестраиваемся и начинаем дышать более совершенно.

В прошлом году ты с успехом выступила на проекте «Голос». В Америке также есть одноимённый проект. Что скажешь о нём?

У меня была возможность участвовать в проекте «Голос» в 2016 году. Я прошла все кастинги и в конце отказалась из-за очень сложного негативного контракта, который предложили подписать. Я поняла, что очень ограничиваю свои опции в дальнейшем, и моя карьера может остановиться, если пройду далеко в проекте. Мне очень нравятся проекты, связанные с реализацией, для себя рассматриваю участие в американском «Голосе». Правда сейчас работаю над авторским материалом и занимаюсь творчеством, но как только появится желание, возможность я не откажусь принять участие.

Какие рекомендации ты даёшь начинающим артистам эстрады? Где лучше стартовать, у кого учиться, чтобы добиться успеха в кратчайшие сроки?

Во-первых, нужно определить, какую музыку поёте и для кого работаете — от этого будет зависеть ваше развитие. Все мои рекомендации будут связаны с поиском своей уникальной индивидуальности и пониманием того, в чём состоит философия бренда артиста. Я советую учиться у тех, кто близок вам по духу, менталитету. Никогда не останавливаться в своём развитии и знать, что вокал, работа с музыкой, творческая реализация всегда может быть более динамичной.

Добавить комментарий