Егор К. Бывшев

«Всё, что может показаться как задумка, рождалось в процессе работы. Я не играю роли, в кадре всегда Я. Может потому мне и ближе фотография, а не кино»

Егор, что привлекает тебя именно в фотосъемке?

Фотография позволяет мне не играть роли, как в кино или театре, а оставаться самим собой. Я люблю, когда фотографируют именно меня, мою природу, мою пластику, мою мимику. От сюда меня привлекают фотографы, которые работают с личностью, которые ловят мои движения, мои эмоции, которые рисуют светом и показывают мои линии, мою эстетику тела. Каждый фотограф видит меня по-разному, у каждого свой взгляд со стороны, каждый запечатлевает свою статику в моей динамике, но в кадре я остаюсь собой!

С чего начались приглашения на фотосессии?

Дважды в разных местах в Петербурге, в КФС и в кафе, ко мне подходили люди и первый раз пригласили на фотосессию, а второй спросили не хочу ли я стать моделью. В обоих случаях мы обменялись контактами, но дальше дело не пошло. Однако после этих двух случаев я буквально посмотрел на себя в зеркало по-другому. И я решил попробовать себя в фотосъёмках…

Как ты считаешь, внешность, типаж влияют на востребованность модели?

Я против разделения людей по типажам и придерживаюсь точки зрения австрийского психиатра Виктора Франкла о том, что типизация исключает индивидуальность человека и не учитывает его интеллектуальную, эмоциональную, чувственную сторону, физические, мимические способности. Но даже если допустить, что для фотографии важны только внешние данные, моя внешность скорее нетипичная, что и привлекает большинство фотографов, в отличие от агентств, которым важны стандартные параметры и неприхотливость модели-манекена. Поэтому вопрос о внешности спорный.

Моделинг очень связан с восприятием себя как внешним, так и внутренним: человек в кадре либо уверен в себе и доволен собой, либо нет, но тогда съёмки помогают в этом процессе. Твоя история к какому варианту ближе?

Я всегда стеснялся своего тела. А свою внешность я вообще не воспринимал как фотогеничную. Я не обращал на себя внимания! И именно в этом была основная проблема. Однако, благодаря фотографии, я смог принять и полюбить себя, и своё тело! Теперь я более раскрепощен перед камерой и уверено чувствую себя в повседневной жизни. Так что, оба вариант про меня.

Что для тебя значит принять себя?

Перестать сопротивляться себе. Как только я перестал, с этого момента стало возможно принятие. Но к принятию я пришёл не сразу. Через два года после того, как смирился со своей природой. Может, я еще ее не принимал, но противиться ей перестал. А в конце 2019 года я стал заниматься фотографией и одновременно познакомился к Ксенией Митрофановой, благодаря которой я узнал о «принятии». Все «нужное» ко мне пришло в один период времени. Нужные мысли, нужные люди, нужные книги. Думаю, так работает, когда ты перестаешь сопротивляться и готов принять! Принять то, что тебе всю жизнь давала природа, а ты воротил нос и думал, что к другим она более благосклонна. То есть ты буквально принимаешь. Принимаешь дары от природы, а в этих дарах сам ты. Ты принимаешь себя, свой подарок, когда перестаёшь подглядывать, что лежит в подарке у соседа слева.


Многие твои съёмки – завораживающие, с глубиной и своим смыслом. Ты специально соглашаешься только на те идеи, где есть своя философия, а не просто красивая картинка?

Далеко не всегда в съёмку я вкладываю определенный контекст и смысл. Иногда уже после фотосессии я понимаю, что съёмка получилась глубокая, откровенная. Но на любой съёмке, в которой участвую, я отдаюсь процессу. Это не значит, что я до жути сосредоточен и сконцентрирован. Это значит, я забываю себя, растворяюсь в процессе, в работе с фотографом. Я наслаждаюсь камерой. И, как я полагаю, если фотограф со мной в этот момент на одной волне, если он чувствует мою энергетику, смотрит не только поверхностно на внешность, но и глубже, тогда в фотографиях читается личностная философия фотографа и моя. А съёмок с конкретно заложенным смыслом, где все подгоняется под конкретную идею, у меня не было.

Что для тебя главное в работе над образом? Используешь ли какие-то актёрские техники?

Мне кажется, я никогда не работал с образом. Тематических фотосессий у меня не было. Всё, что может показаться как задумка, рождалось в процессе работы. Я не играю роли, в кадре всегда Я. Может потому мне и ближе фотография, а не кино.

Один из твоих образов похож на Пьеро. Что эта была за съемка?

Съемка никак не связанно с Пьеро. Фотограф, Сергей Виноградов, вдохновился картиной Алессандро Аллори «Портрет юноши» и предложил мне сделать свою интерпретацию. Самое трудное оказалось достать ворот-фрезу. И совершенно случайно я знакомлюсь со швеей-конструктором и договариваюсь на пошив ворота. Так и родились эти кадры. Может показаться, что это простая съёмка с воротом, но в ней есть для меня своя личная философия.

На одной из съёмок ты позируешь за столом с фруктами. Специально ли добивались эстетического сходства с художественным полотном?

На эти кадры Сергея Виноградова также вдохновили картины. На этот раз произведения итальянского художника Караваджо. От сюда и сходство фотографий с художественным полотном, которого добивались композицией и работой со светотенью, и минимумом компьютерной обработки.

А в образе сыщика тебе было комфортно?

Задумки сниматься в роли сыщика или детектива не было. Это была просто студийная фотосессия в пальто и шляпе с красными светофильтрами. А в результате уже получился данный образ.

У тебя есть и сексуальные съемки. При этом одну из них фотограф Сергей Виноградов подписал, что это совсем не про секс. Что он имел в виду?

Человек чертовски сексуален и элегантен в свой человеческой природе. Линии обнаженного тела, рельеф мышц, пластика и гибкость, изгибы рук, губ, черты лица, глаза… Преображенное разумом человеческое тело уникально эстетично. Человек скульптурен, художественен. И пусть эти термины придумали мы сами, но именно этими словами я бы это описал. Поэтому обнаженная фотография – это далеко не только секс.

У тебя в приоритете коммерческие или творческие съёмки?

Я снимаюсь и в коммерческих съёмках, и в творческих. Но не везде и не у всех подряд, а с позиции: нужно ли это мне в портфолио, интересно мне или нет.

Какая съёмка стала самой тяжёлой из-за процесса или условий?

У того же Виноградова некоторые фотографии эмоционально глубокие, как раз из-за личной философии, которую я в них вижу. А по условиям оказались трудными съёмки в воде, потому что я быстро замерзаю, что скорее доставляет дискомфорт в работе фотографу, нежели мне.

Что даёт тебе моделинг?

Казалось бы, просто фотография, но она очень много мне дала. Я стал заниматься делом, которое приносит удовольствие, я стал раскрепощенным, я посмотрел на свою внешность новыми глазами, я избавился от комплексов телосложения и полюбил свое тело, я стал ходить в спортзал, я встретил нужных людей и книги, которые помогли мне с принятием себя, я стал вести блог в Инстаграме, я сепарировался от мнения окружающих, родственников и родителей. И это все фотография.

На твой взгляд, условно «простые» снимки могут стать произведением фотоискусства?

Я отношусь к любой фотографии как к произведению искусства. В фотографии нет места «исходникам»; нет места редактуре, фильтрам и другим изменениям со стороны, также как и нельзя дорисовать авторскую картину. Фотография имеет единственный экземпляр, и автор делает последний штрих. Фотографию, как и любое произведение искусства, можно только созидать: автор созидает в создании, а зритель созидает в созерцании. Фотография имеет свой круг ценителей и почитателей. Фотография, как произведение искусства – вечна и неизменна.

Добавить комментарий