Павел Брюзгин

«Модель должна подчёркивать свою уникальность»

Павел, у тебя заметная внешность. Кто из предков подарил тебе такой яркий цвет волос?

Так интересно сложилось, что у меня нет никого из родственников с рыжим цветом волос. Родители говорят, что мой прапрадед был рыжим – возможно, передалось через несколько поколений. Однако лицом я очень похож на свою маму.

У тебя редкая, можно сказать, уникальная, внешность. Это делает тебя востребованным в fashion-индустрии?

Я бы не сказал, что это делает меня сильно востребованным. Всё зависит от сезона и в первую очередь от клиентов. Например, в России не так часто нужны рыжие модели для коммерческих съёмок, но для показов важна яркая внешность, так что я больше работаю на показах.

В школе ты увлекался разными видами спорта. Были ли у тебя планы в профессиональном развитии в этом направлении?

Конечно, я с 10 лет мечтал играть в Профессиональной баскетбольной лиге. Когда мне было 17, я был в шаге от карьеры баскетболиста, но затем начался моделинг, и жизнь пошла по совершенно другому пути.

Как возникла идея попробовать себя в модельной индустрии?

Мне ещё в школе говорили, что у меня уникальная внешность и я должен попробовать себя в моделинге, но тогда я не придал этому особого значения. Однако через пару лет исключительно из интереса решил написать агентству – и уже через пару дней начал работать моделью…

Ты работаешь с московским агентством Modus Vivendis. Сразу ли ты подписал контракт? Как начиналась твоя карьера?

Я начал работать с ними в 17 лет, и первые месяцев 5 я набирался опыта – ходил на различные тесты, работал на показах небольших брендов, но не подписывал договор. Как только мне поступило предложение из Милана, я пришёл в агентство с родителями, поскольку я был несовершеннолетний, и мы подписали бумаги. Уже после Милана мне исполнилось 18, и я заключил с ними полноценный контракт.

Чтобы стать востребованным манекенщиком, тебе пришлось немного изменить стиль, отрастить волосы. Насколько ты был морально готов к физическому преображению?

Когда работаешь моделью, со временем понимаешь, как зацепить клиента. Модель должна подчёркивать свою уникальность. Поработав на многих показах, снявшись в каталогах, я понял, что я хочу носить и как мне выделиться из толпы.

Насколько различается работа в моделинге в России и Италии?

До поездки по контракту в Милан я уже успел немало поработать в Москве, сильного волнения не было. Показы в Милане несильно отличаются от наших показов, однако там всё происходит намного быстрее, не приходится ждать начала показа несколько часов.

После работы в Италии тебя пригласили на контракт в Шанхай уже на 3 месяца. Изменилось ли твоё восприятие модной индустрии после работы в Китае?

Кардинально изменилось. Там я понял, что работа моделью – это тяжкий труд, а не просто прогулка по подиуму. Бывали случаи, когда приходилось себя преодолевать, но работать.

На карантине ты увлёкся дизайном. И даже смоделировал собственные брюки! Как думаешь, у тебя есть перспективы в этом направлении? Хотелось бы тебе стать новым Карлом Лагерфельдом?

Честно говоря, я об этом не думал. Я хотел узнать всю кухню моделинга изнутри. Пересмотрел кучу фильмов во время карантина и понял: то, что делает модель, – это заключительный этап после огромной проделанной работы.

Кто из известных личностей тебя вдохновляет?

Ryan Serhant – не думаю, что его знают многие, – это один из главных брокеров в Нью-Йорке, и он вдохновляет меня своей страстью к работе, показывает, как жить по-настоящему, не стоять на месте.

Если бы ты узнал в школе, что тебя ждёт модельная карьера, чему бы ты посвящал больше времени?

Думаю, я бы продолжил заниматься тем, чем занимался, так как знаю, что модельная карьера очень нестабильная. В один день ты можешь быть супермоделью, а на следующий о тебе уже никто не знает…

Добавить комментарий