Михаил Исаков

«Мой агент сразу мне сказал, что я поеду за рубеж, что буду работать по контракту, что у меня есть большие возможности посмотреть мир. Но я даже не верил до последнего, что реально это случиться, наверное, пока не появилась первая работа»

Михаил, у тебя нетипичная история попадания в моделинг. Если бы ты не был в Шанхае, где теме много говорили о модельной внешности, то у тебя появился бы интерес к этой сфере?

Честно говоря, до поездки в Гуанчжоу в 2017 году, когда я просто ездил к брату в гости, никогда и мысли не было, что я могу работать моделью. Даже, когда мне про это рассказывали уже работающие там ребята о подобных возможностях, мне верилось с трудом. Тогда я думал, что я обычный парень, просто будущий юрист и ничего интересного, в модельном плане, в моей внешности нет. Только рост соответствующий. Но во мне появился интерес, ведь то, что у меня есть потенциал, сказали знающие ребята.

Насколько в твоём понимании родной Челябинск можно вообще назвать модельным городом?

После приезда я поискал агентство в Челябинске. Мне надо было понять, насколько я гожусь для моделинга, а также получить базовые знания о походке, позах, поведении.

Как выяснилось, здесь есть агентства, есть очень крутые фотографы, стилисты, дизайнеры, визажисты, но, к сожалению, как и почти вся России, за исключением Москвы, не является особо притягательным местом для любителей искусства и моды. Поэтому в Челябинске я смог создать начальное портфолио и пополнять его в течение учебы. Челябинск, «Танкоград», город-герой, город с техническим уклоном, полный заводов, но, как выяснилось, и тут бывают показы мод, правда, с совсем несравнимыми условиями по отношению к Европе или Азии.  Например, как-то у нас был показ мод на гигантском заводе! Это было в стиле техно: вокруг оборудование, производство и мы на подиуме.

Для многих модель из региона с заграничным контрактом – это почти сказка. Был ли для тебя этот результат самоцелью, и что для этого делал?

Еще когда я был в Гуанджоу, я познакомился с Иваном Лепиным, который сам был моделью, и тогда только начинал бизнес в качестве агента. Я связался с ним, сказал, что хотел бы быть моделью. Иван сказал, что для этого нужно подготовить материал: снепы (тестовая съемка), пробные фото. После этого мой агент сразу мне сказал, что я поеду за рубеж, что буду работать по контракту, что у меня есть большие возможности посмотреть мир. Но я даже не верил до последнего, что реально это случиться, наверное, пока не появилась первая работа. Чтобы получить заграничный контракт, необходимо иметь параметры, материнское агентство и какое-то портфолио со снепами, грубо говоря, фотографии, показывающие, какой ты со всех ракурсов и что ты можешь. Очень важны параметры: рост и вес.

Твоя первая поездка была в Милан. Предложения по работе были разные, в том числе от Александра МакКвин. Чем тебе запомнилось это сотрудничество?

Да, одна из моих престижных работ – это работа на Александра Макквин (Милан). Это один из топовых брендов, поэтому и условия работы соответствующие – мечта модели. Моя работа проходила в течение трех дней в одном из самых дорогих районов Милана в комплексе зданий с небоскребом (небоскреб там единственный, наверное, в городе).

Из особенностей можно выделить особо вкусные завтраки, обеды и постоянное пирожное, хорошее отношение. При этом модели всегда ходили в крутых черных халатах, съемки не были утомительными. Одежда, которую я демонстрировал, мне очень понравилась, но она безумно дорогая.

Как вообще организована работа модели в Европе?

Стоит различать моделинг для парней и для девочек. Различие в подходе: девочки в более благоприятных условиях, а парням необходимо покупать билеты на самолет и тратиться на еженедельные расходы, когда для девочек все организует агентство и даже выдает недельные «покеты» (карманные деньги). В Европе рынок моделей перенасыщен, желающих подработать на подиуме хоть отбавляй. Поэтому и отношение к моделям не такое уж трепетное. По приезду тебя отправляют в модельные апартаменты, где ты живешь с другими моделями, что-то похожее на общежитие. И люди там со всего мира! Конечно, со всеми знакомился. Кстати, одно из обязательных условий для успешной модели – быть очень коммуникабельным. Такое свойство дает возможность завести крутые знакомства с людьми со всего мира, быть в хороших отношениях с персоналом заказчика.

Работа заключается в то, что каждый день ты ходишь на кастинги со своими «комкардами» и буком (визитка и партфолио), представляешь себя клиенту. Если ты подходишь, то тебя отбирают для следующего этапа – примерка. А потом, ты свободен, знакомишься с городом. Через какое-то время тебе сообщают, если тебя приняли на работу. Если нет, ничего не говорят, что вынуждает понервничать. Да, моделинг – это то взлет, то падение. Надо научиться это воспринимать с наименьшими потерями для психики. Моделлинг – это испытание на стрессоустойчивость.

В России моделинг многие воспринимают либо как подработку и интересное хобби, либо как шанс получить красивую жизнь. Совпадает ли это с мотивацией моделей из других стран?

Иностранные модели редко воспринимают моделлинг, как хобби, скорее, как полноценная работа. Конечно, у них есть планы и на будущее, но относятся они к этому проще. Так что я бы сказал, что совпадают лишь косвенно, ибо все мы стремимся к красивой жизни. Думаю, в России это еще связанно с менталитетом, так как мужской моделинг воспринимается еще очень с большим недоверием, поэтому родители очень нехотя отпускают детей. Россия к такому еще не готова.

В сезоне 2018-2019 ты участвовал в мировом событии – Неделе моды в Милане. Расскажи, как проходила подготовка показа для Мигель Виера и фотосессия для Офвайт.

Я не представлял, что это будет так холодно! Это была зима. После прилета в Милан, я отправился в агентство, где мне заказали машину, чтобы возить меня по кастингам. После 5-часового перелета у меня было 12 кастингов, причем без перерыва на еду. Я сильно вымотался. На последний кастинг опоздал примерно на полчаса и вход уже был закрыт. К счастью, я и еще несколько ребят смогли достучаться и для нас клиент снова сел на рабочее место и продолжил для кастинга.

Самое забавное, что место кастинга было необычным, вместо лестницы был грузовой лифт, двери которого открывались вручную крупным мужчиной снизу-вверх, как в магазине жалюзи. Сразу же после лифта, я попал в темную комнату с мягким теплым светом. В комнате напротив лифта стоял длинный стол, за которым сидели представители клиента, в том числе и сам великий модельер – Мигель Виера. Я уже был полгода назад на этом кастинге, но меня не одобряли. Был забавный момент тогда: Мигель спросил меня, не занимаюсь ли я танцами, на что я сглупил и ответил, что только играю на инструментах. Мою шутку не оценили. Этот вопрос меня сподвигнул в Челябинске начать упорно заниматься танцами. Полгода труда были не напрасны, вот и он, второй шанс!

Когда наступила моя очередь на кастинге, я рассказал Мигелю, что старательно занимался и теперь смело могу сказать, что я танцую. Мигель сначала совсем ничего не понял, а потом начал смеяться, объяснил всем коллегам на итальянском, после чего все тоже подхватили и начали смеяться вместе. Чувствовал я себя неловко, пока он не объяснил, что просто думал, что я похож на какого-то российского танцора и поэтому спросил… Да, это оказалось и вправду очень смешно. Конечно же, после этого я взял эту работу и выступил на показе, это была очень важная и серьезная для меня работа. Мне пришлось пройти по подиуму даже с высокой температурой и ощущением сильной лихорадки после сложной недели кастингов! Да, я забыл сказать, что моделям нельзя болеть! Это правило, которое я нарушаю в каждой поездке и не один раз.

Off-white. Место, где проходил кастинг, тоже было шикарным. Снаружи старое итальянское здание, внутри которого все оформлено очень по-современному и богато.

Сначала ты поднимаешься по мраморной лестнице вдоль стен с прекрасной лепниной, потом проходишь сквозь идеально-прозрачные стеклянные двери, где оказываешься перед большими массивными черными столами секретарей. За этими столами еще три двери. Двери тоже под стиль столов, в 4 метра в высоту и несколько метров в ширину.

Из одних выбежала девушка, схватила меня за руку, провела через лабиринты офисов и комнат, нарядила в брендовую одежду. Одежда сидела на мне очень балахонисто, и она чуть ли не плача сказала, что я не подхожу. Спустя неделю, меня отправили на работу не для бренда, а для какой-то неизвестной компании. Место ожидания клиента оказалось в том же здании, где и был кастинг, а именно перед теми же черными дверями и столами!

Там еще был парень, который похвастался мне, что получил работу для Off-white. А я, всгрустнул и сказал, что пришел не для него. Однако, был неожиданный поворот. Меня с ним посадили в одну машину и объяснили, что мы работаем вместе и едем за пределы города снимать там для офвайт. Радости не было предела, ведь это топовый бренд!

Оказалось, я все же понравился той девушке, и она смогла меня как-то протащить на работу.

А сейчас я расскажу, что значит работать на крутой бренд. Работа была на улице, а это было утро, очень холодно, зима. То есть в куртке холодно, а надо было сниматься в футболках, излучать радость и счастье. Работа бала сразу с несколькими фотографами, переодевался я в машине. Первый час был легким, но спустя три часа я уже по 10 минут переодевался в машине, чтобы успеть согреться. Спустя еще пару часов, когда солнце начало заходить, я уже дрожал от холода и жалостливо смотрел на режиссера, чтобы дали мне прогреться, как следует. Пока меня фотографировали, другие модели сидели в теплой машине. И так несколько часов. Как закончили со мной, я смог греться в машине, ожидая других. Наконец-то было тепло, правда всего на полчаса, пока нас не отвезли обратно в город.

В прошлом году ты работал в Шанхае. В плане условий и специфики моделинга, чем это место отличается от Европы?

Азия, ну наконец-то равенство полов! В Азии билеты-моделям парням покупают также, как и девушкам, а также дают карманные деньги раз в неделю. Я сразу почувствовал разницу в обеспечении моделей.  Условия более понятные, меньше «рандома» (случайностей), то есть агентство может даже предоставить гарантию, что модель заработает, даже если не возьмет ни одной работы. В Европе это более редкие условия, хотя в последний раз в Париж мне билеты все же оплачивали.

В январе этого года ты успел побывать на Неделе моды в Париже. Какие эмоции оставило это событие?

Париж! Так для меня трепетно! Да, я попал в очень интересное время – только начинается коронавирус, метро не работает из-за забастовок, на улицах можно попасть в толпу демонстрантов, большое количество мигрантов. И это Париж, спрашивал я себя?

Основной способ передвижения моделей «на ногах», от кастинга к кастингу. За 3 дня я сделал более 68 тыс шагов! Я иногда даже просто валился с ног или не мог идти, так как мышцы на ногах меня не слушались и было ужасно больно. Но это того стоило, я взял хорошие работы и очень странное шоу, которое проходило внутри школы в спортзале.

И мне все же удалось посмотреть сам город, Лувр, и многое другое. Хорошего все же было больше.

Как ты сам оцениваешь своё стремительное развитие в моделинге?

Стоит сказать, что многое зависит от удачи, но при этом тут необходима также настойчивость и упорство. Как я сказал ранее, еще нужно уметь договариваться, быть коммуникабельным. Бывало, что хотелось все бросить, сдаться и уехать, но в это время меня поддерживали близкие, и, стиснув зубы, я продолжал стараться и выполнять все требования агентства, что и дало свои результаты.

Имея международный опыт, в родном городе тебе легче или сложнее найти интересные предложения для работы или творческой съёмки?

Легче! Опыт важен, профессионализм. Клиент понимает, если я окажусь перед камерой, то не буду с испугом стоять в ступоре и не знать, что делать. Также клиент понимает, что я ответственный, исполнительный. Также при работе со мной, есть уже определенная история, возникает контакт и со всеми, с кем я работал до этого, получается реклама прямо для клиентов, которые имеют мои социальные сети. Поэтому меня уже знают и зовут на различные мероприятия.

У тебя стильный, яркий Instagram. На одном из снимков ты позируешь под струями воды. Это был настоящий дождь или искусственный?

Это не настоящий дождь. Меня поливала водой ассистентка фотографа. На самом деле это был очень приятный момент, так как на улице было ужасно жарко. Настолько жарко, что нельзя было дольше секунды стоять босиком на бетонных плитах. А фотосъемка – всегда очень длительная работа.

Последние два поста в твоём профиле – атмосферные снимки на плёнку. Чья была идея? И есть ли у съёмки какая-то концепция?

Думаю, в каждой съемке фотограф пытается воплотить задумку в кадре, что передать эту самую концепцию. В данном случае это была фотосессия «свадьба» (конечно, не классическая). В моем понимании, эта пара бросает вызов всему пиру, отрицая стандарты и привычные нормы, при этом хорошо понимают друг друга. Надо было передать отношения друг с другом, красоту действия. Идея принадлежит команде Макса Поперечного, которая создает контент далеко не на челябинском уровне. Мы часто работаем вместе, я всегда рад нашим совместным делам.

Недавно ты получил диплом и совмещать учёбу с моделингом больше не нужно. Есть ли у тебя планы о международной карьере модели?

Жизнь настолько многогранна и непредсказуема, что я сам не знаю, что будет дальше! Очень хотел бы отправиться в кругосветное модельное путешествие этим летом. Но планы Ковида смешали все карты, летний контракт с Китаем сорван. Теперь я задумался над продолжением учебы в магистратуре. Возможно, я бы и уже уехал, но тогда пришлось бы сначала пройти год где-нибудь под Владивостоком в форме рядового.


Добавить комментарий