Мария ФЕДОТОВА

«Для меня очень важно поддерживать дружеские отношения с любимыми фотографами – на этих разговорах держится моя вера в себя. Казалось бы, я очень или даже слишком поздно начала, но именно сейчас все складывается наилучшим образом»

 

Мария, расскажи, какой твоя жизнь была до моделинга? Тебе ведь многое пришлось пережить.

С моим диагнозом выживать не принято, но я отделалась двадцатью годами хождения по врачам. Есть ощущение, что детство протекало в больничных стенах по большей части. В моей жизни, конечно, были детский сад, школа, музыкальная и репетиторы – всё как у всех. Правда, временами бытие превращалось в сплошную череду обследований и процедур. Впрочем, неврологические диагнозы оборачиваются и худшими последствиями. Я видела это своими глазами и точно знаю, что у меня нет поводов для жалости к себе. С тех времён осталось много тёплых воспоминаний, особенно из института травматологии и ортопедии. Несмотря на страх перед иголками и другими инородными предметами, я соглашалась на все, что мне предлагали врачи, и оно того стоило. После последней операции как будто что-то щелкнуло. И вот уже два года течение из неслучайных случайностей несет меня. Но началом моего пути я могу назвать тот день, когда я сфотографировалась на пенсионное удостоверение и первый раз в жизни задумалась о том, как выгляжу со стороны.

С чего ты начала свой путь модельной сфере?

Едва осознаваемые предпосылки начали появляться с самого детства, и это было скорее мотивировано самонаблюдением. Каждая прогулка с фотоаппаратом была уже для меня своего рода актом моделинга. После поступления в нижегородский институт одинаково безобразные ортопедические сапоги и походка не остановили меня от прохождения обучающего курса в модельном агентстве. Но особо он мне ничего не дал. Мне ещё предстояло познать горькую правду, что таких маленьких «не берут в космонавты». А после последней операции, скомпенсировавшей разницу в длине ног, всё и завертелось, и я познакомилась со своим первым профессиональным фотографом.

Для каждой модели первый фотограф – особенный. Расскажи о своём.

Первый фотограф – это как первая любовь. Все началось с подаренного подругой сертификата магазина косметики,где мне вручили сертификат в фотостудию. Подарок был привезён с месячным опозданием, благодаря чему я попала к едва вышедшему из отпуска Денису Привалову. Тогда он предположил, что у меня есть модельное будущее, а его коллега в этот момент весьма символично чихнул. Потом мы ещё выходили на уличную съёмку и какое-то время общались. Он дал мне мощный толчок и поддержал с идеей покраситься в розовый, который произвёл неожиданный эффект и перевесил такие факторы, как низкий рост и оперированные ноги.

Круто, что твой первый фотограф поддержал тебя с радикальным розовым оттенком волос. А почему ты выбрала этот оттенок?

Хотела изначально синий,но розовый более спокойный. А вдохновилась я книгой Михаэля Драу «Топливо», где присутствует персонаж с розовыми волосами и, более мне импонирующий персонаж с синими. Впоследствии я все же покрасила в синий нижний слой волос, который при необходимости можно было спрятать.

Думаю, такой цвет привлекает внимание. Тебя разглядывали прохожие, когда ты идешь по улице?

Разглядывали, оборачивались и показывали пальцем. Иногда просили сфотографироваться, однажды даже со словами «а то дочка не поверит». Однако это было скорее связано с наличием грима в тот день. А разглядывали меня на улице и раньше – внимание привлекала то ортопедическая обувь, то сверкающий на солнце металлический аппарат на бедре. Теперь, кажется, в мою зону комфорта входит любой облик.

Что ты делала дальше по развитию своей карьеры?

Я начала нарабатывать опыт в полуплатных фотопроектах и сама искала тфп фотографов. С тех пор каждый год при странных обстоятельствах в моей жизни появляется особенный фотограф, который выводит меня на новый уровень. Настолько странных, что в какой-то момент большую роль в событиях, приведших к знакомству, сыграли моя фотография со «ждуном» и любовь к семейству оленьих. После неудачной попытки попасть в 7 сезон проекта «TopModel» меня заметил проект «iModel», один из организаторов которого, Тина Горева, оказалась моей землячкой. Узнав о таком совпадении, она активно занялась моим развитием и занимается по сей день. Начав работать с профессионалами, я, по цепочке случайностей, параллельно проходя ещё одно обучение, вышла на аккаунт Романа Глосса в Instagram. В работе с ним и под его влиянием начала подниматься на более сёрьезный, коммерческий уровень. Самое главное – это иметь желание и действовать, стараясь не упускать возможностей. Таким образом, частые съёмки сформировали технические навыки, а что касается аспектов самопрезентации и самопродвижения, я прислушиваюсь к этим и некоторым другим незаурядным личностям. Для меня очень важно поддерживать дружеские отношения с любимыми фотографами – на этих разговорах держится моя вера в себя. Казалось бы, я очень или даже слишком поздно начала, но именно сейчас все складывается наилучшим образом.

Здорово, что ты встретила людей, поддерживающих тебя. А приходилось ли слышать отказы, причём в грубой форме?

Отказы от агентств слышу постоянно, причём даже не успевая обмолвиться об инвалидности – отсеиваюсь уже по росту. А в частном порядке все проблемы решаются кадрированием.

Съемки – это всегда долго. Накладывает ли твоё заболевание какие-то ограничения при работе?

Только если по кадрированию и, может быть, маневренности ног. Например, я не могу встать на носочки или надеть каблуки и нередко фото обрезаются по голени. Морально совершенно не устаю и времени не замечаю,а чувство физической усталости на этом фоне притупляется. Самая долгая съёмка состоялась в начале моего пути в ночь с весны на лето. Мы снимали с Тиной образ духа в ее студии, и, в общей сложности, это заняло 7 часов.

Цвет волос придал тебе изюминку, но при этом у тебя есть образы и в нежных платьях, и в строгих деловы костюмах. Как тебе удается быть органичной?

В разных образах по-разному себя чувствуешь. Активизируется какой-то аспект личности и даже не приходится притворяться.

Расскажи, о самой своей смелой съёмке, где ты примерила прозрачный плащ, обнажилась и показала свои шрамы. В чём была концепция, и как ты на это решилась?

Тогда мы с Романом снимали первое отборочное 9-го сезона, ранее упомянутого проекта «TopModel», где, к слову, я дошла до финала и была этому несколько удивлена. Выполняя задание «Пластик», от идеи создания реквизита из подручных средств мы отказались, а стилисты из-за нехватки времени на подготовкуне смогли нам помочь. Возникла необходимость самостоятельно найти в сжатые сроки одежду из пластиковых материалов. Отыскать удалось прозрачную розовую сумку и прозрачный же плащ. Скотч был использован уже просто для приличия. Шрамы я никогда не прятала, особенно, например,  летом, и они есть ещё в двух местах. А это фото я попросила включить в серию, чтобы у меня была с ними хотя бы одна профессиональная фотография.  Всё-таки они мне дороги как память.

Знаю, ты решила отказаться от розового цвета волос. Почему?

Розовые волосы поначалу привлекали к себе внимание и позволили наработать достаточно опыта. Мне было комфортно в этом цвете на протяжении двух лет, но в последнее время я стала замечать, что он начал препятствовать моему дальнейшему развитию. Относительно нового цвета выбор был сделан в пользу темного оттенка.

Какой девушкой ты себя чувствуешь теперь, с новым цветом?

Тёмно-серый довольно близок к моему родному цвету волос, так что я будто бы возвращаюсь к себе. Теперь чувствую себя старше в хорошем смысле слова. И мой образ стал более универсальным в плане моделинга.

Ты рассказывала, что в начале пути в моделинге, вдохновлялась историями других нестандартных моделей. А кем именно?

На мой взгляд, самая необычная модель – это Мелани Гайдос. Заболевание отразилось непосредственно на внешности и это не помешало ей стать востребованной. Не менее сильно впечатляют снимки страдающей витилиго Винни Харлоу  и девушки без обеих ног Каньи Сессер. Так же меня вдохновляют модели почтенного возраста, особенно Кармен Делль’ Орефис. Когда я думаю о том,что начала слишком поздно, её пример избавляет меня от этой мысли.

На твой взгляд, насколько готова российская модельная индустрия к моделям с инвалидностью?

В России есть модели с инвалидностью, но пробиться достаточно сложно. Есть отдельные проекты, но нет целостной системы подготовки и трудоустройства таких моделей. По своему опыту могу сказать, что надо сформироваться как продукту самостоятельно, раскрыть свою индивидуальность, и тогда уже можно рассчитывать на профессиональный интерес к себе.

Твоя история может стать примером для других девушек. Не думала ли ты о создании своего блога?

Пока я использую в качестве блога свой профиль в Instagram и часто слышу от людей, что они едут на работу под мои Stories. О канале на YouTube думаю уже давно, но что-то все мешает плохому танцору. Планирую освоиться там, выкладывая материалы с видеосъёмок, которых сейчас становится подозрительно много. В ближайшее время обязательно вплотную займусь блогингом. Но вряд ли я буду говорить о тяготах и невзгодах, всё-таки мир полон случайностей и все складывается наилучшим образом.

Добавить комментарий