Божена

 

«Я считаю, что любой артист или музыкант должен сначала создать себя, свой мир, а потом уже выходить на большую публику. Записать одну-две песни и потом пытаться доставать всех своим талантом, как сейчас все делают, думаю, неправильно»

 

Божена, ты выросла в многодетной семье. Кто-то, кроме тебя, ещё унаследовал музыкальный талант?

Если бы мой папа был Шостаковичем, то, конечно же, я бы чего-нибудь от него унаследовала. Но мой папа – всего лишь пасечник. То, что я от него унаследовала, для музыки никак не годится, поэтому пришлось в этом вопросе разбираться самой. Без наследия.

Когда ты всерьёз начала заниматься музыкой, поддерживали ли тебя родные в этом начинании?

Такого момента в моей жизни не было, потому что музыка была всегда. Я даже никогда не задумывалась, есть у меня слух или нет. Я была почему-то уверенна, что есть. Когда была маленькой, очень сильно доставала родителей, чтобы купили рояль. Назойливо, как пчела (это наследственное). Но у моих родителей с финансами и инвестициями были очень сложные отношения, поэтому единственное, что они смогли купить мне, — баян. Спасибо, что не балалайку. Это было единственное, в чём меня поддержали мои родные. Так как дело очень быстро зашло слишком далеко, все в итоге пожалели, что даже баян мне купили.

В каком возрасте ты начала писать песни? И сразу ли ты поверила в свой талант?

С песнями история гораздо сложнее. Я очень долго к этому шла. В детстве и юности максимум, на что я решалась, это писать стихи в тетрадь, которую никогда, никому не показывала. Уже студенткой я познакомилась с одним замечательным, очень талантливым музыкантом, который меня и посвятил в эту религию. Это действительно религия, потому что теперь без этого я просто никак не могу. Кстати, очень многое из той детской тетрадки стало песнями.

Почему ты выбрала именно рок-музыку? Чем тебя зацепил именно этот жанр?

Да ничего я не выбирала. По-моему, любой выбор в творчестве – это либо самообман, либо кокетство. Есть только один способ у каждого проявить себя, один жанр, один стиль. Я думаю, вряд ли можно представить Михаила Жванецкого жонглёром на арене цирка. Правда, не всегда понимание этого приходит сразу или быстро, я довольно долго тупила, сомневалась, что это вообще может быть моим. Но, как выяснилось, только зря потратила время.

В одном из интервью ты сказала, что любишь играть словами в текстах, порой, не вкладывая туда сакральный смысл. Что, на твой взгляд, даёт этот приём?

В одном интервью Эдмунд Шклярский (группа «Пикник») сказал, что автор не обязан зачастую даже осознавать, в чём смысл всего произведения, тем более каких-то фраз, которые просто могут классно музыкально звучать. Мне очень нравится его позиция, я, может быть, не совсем прямо так к этому отношусь, но действительно играть словами иногда получается очень забавно. И смысл песни можно трактовать очень по-разному. И это мне нравится.

У тебя действительно, очень хлёсткие слова, необычные сочетания. Это отражение твоего характера, или способ удивить зрителя?

Это абсолютно мой характер. Более того, мне постоянно приходится очень много в этом смысле сдерживать, а то бы я там как понаписала бы… Способом удивить кого-то это точно не является. Вообще, никогда не стремилась кого-то удивлять. Мне кажется, такую задачу перед собой ставят, когда не хватает идей. Пока недостатка в этом не испытываю.

Любой автор отражается в своём творчестве. Ты в свои песни вкладываешь собственные чувства, мысли и жизненные события или, наоборот, «сюжеты» песен максимально отстранены?

Да, это ситуации, которые происходили со мной. Это то, что меня в тот момент очень сильно задело, какие-то слова, какие-то действия и тому подобное. Вообще, не могу привыкнуть и, скорее, никогда не привыкну к тому, что люди общаются друг с другом очень лицемерно, и это считается нормой. Очень это меня бесит. Это – основная темя моих текстов.

Хорошая песня сегодня подкрепляется клипом. Для тебя важна связь видео и песни?

Конечно, важно. Ещё как важно! Только одного желания мало. Это действие связано с серьёзными финансовыми затратами. Я бы на каждую песню снимала видео, идей полно. Но так как у меня нет спонсора, и это моё осознанное решение, то «гребу» сама. Видео, конечно, будет, в планах есть. Секретов раскрывать не стану.

У тебя два студийных альбома, в прошлом году вышло несколько новых синглов, есть своя армия поклонников, но при этом ты не известна широкой публике. А ты стремишься к этому?

Конечно, стремлюсь. Только я считаю, что любой артист или музыкант должен сначала создать себя, свой мир, а потом уже выходить на большую публику. Записать одну-две песни и потом пытаться доставать всех своим талантом, как сейчас все делают, думаю, неправильно. Всё-таки музыкальный мир должен быть более существенным, более глубоким. Я над этим долго работала, искала, собирала, записывала, переделывала. Вот теперь пришло время и мне выходить на массового зрителя. Думаю, у меня есть, что ему предложить.

Что ты вкладываешь в понятие успех?

Это поражение, только наоборот. Или провал, только вверх ногами. Стараюсь избегать этих понятий, потому что хочется больше видеть реальность, чтобы постараться сделать все, как надо. А подобные слова произносишь, и кажется, что ты уже всего добился. Самообман – самая большая проблема для творческих людей, мы так это любим, и приходится с этим очень серьёзно бороться.

Судя по твоим постам в Instsgram, у тебя отличное чувство юмора. Наверное, это одно из главных качеств, которые ты ценишь в людях?

Ну, скорее, это не юмор. Это слово слишком культурно звучит. Я, вообще, люблю поржать. И над собой в том числе. А как без этого в такой-то жизни? В «Дурдом» никому не охота.

В твоей официальной группе «ВКонтакте» нет администраторов или модераторов. Ты часто общаешься с поклонниками напрямую?

Да ни то, что часто, я вообще всё делаю сама. И общаюсь, и модерирую, и административлю тоже Я. Пока справляюсь сама, буду делать это так. Дальше –увидим. Раньше пыталась доверять много подобных несложных вопросов другим людям, такая в итоге получалась фигня, столько нервов. Поэтому делаю пока сама.

Думаю, у такой нестандартной личности, как ты, и концертные костюмы необычные. Ты их сама подбираешь или у тебя есть помощники?

Вообще-то, у меня концертный костюм был всего один, но я от этого быстро отказалась вообще. У меня есть просто определенный образ на какой-то временной период. И я его заполняю. Использую какие-то вещи из гардероба, какие-то удаётся купить в особенных местах. Этот вопрос довольно сложный, потому что очень не хочу никакой искусственности и надуманности. В перьях и без меня есть, кому ходить, и в блестящих трусах тоже.

Ты ещё и продюсер. Как оцениваешь молодых рок-музыкантов? Есть ли среди них талантливые и дерзкие?

У нас в стране существует очень странное и совсем неправильное отношение к профессии продюсер. Все почему-то взбрендили и считают, что продюсер – это тот, кто все знает, все за всех решает и похож на сутенера. Producer (производитель) – это профессия, связанная со знанием того, как производить музыкальный продукт, имеется ввиду именно звукозапись. А советовать что-то молодым, думаю, некорректно. Могу только подсказать, как лучше записать их идеи, если они у них действительно есть. Дело это сложное, особенно в плане ответственности.

Ты сменила имидж, и теперь образ длинноволосой блондинки меньше всего вяжется с рок-певицей, которая обладает узнаваемым голосом с хрипотцой. Ты любишь ломать стандарты?

Не хочу ничего ломать. Не хочу иметь никакого отношения к каким-то стандартам. Кто вообще решил, что есть какие-то незыблемые формы, в которые все должны втискиваться? Мне иногда кажется, что некоторые программные директора на радиостанциях в прошлой жизни были гардеробщиками. Такое нестерпимое желание все вешать на нужные вешалки и выдавать соответствующие номера. Конформизм – это самое ужасное, что может быть для творческого человека. Как можно придумать что-то своё, если все вокруг тебе устанавливают какие-то рамки. Что это тогда за творчество? Я стараюсь делать свою музыку. И делиться ей с людьми. Хотелось бы, что бы это была окончательная формула.

Добавить комментарий